Контакт-центр: 8-800-50-50-115 Звонок бесплатный из любой точки России

Энергетика в годы войны

icon (1).jpg

В годы Великой Отечественной войны энергетика сыграла огромную роль в укреплении и развитии военно-промышленного могущества страны. В военные годы в связи с высокими темпами развития промышленности и резким ростом электроемких производств потребность в электроэнергии значительно возросла. Кроме того, большой рост потребления электроэнергии был вызван интенсивным строительством новых предприятий в восточных районах страны, где потребность в электроэнергии не покрывалась имеющимися мощностями. Советский Союз испытывал огромные трудности в обеспечении электроэнергией всех отраслей народного хозяйства, включая и военную промышленность.

В дни, когда на защиту рубежей огромной страны от немецко-фашистских захватчиков встали миллионы бойцов, в тылу шла своя борьба – рабочие, энергетики, среди которых подавляющее большинство составляли женщины и дети, также всеми силами приближали победу. В этот период укрепление энергетической базы страны являлось одной из важнейших военно-политических задач. Уже в 1941 г. большие работы по увеличению мощностей электростанций развернулись в районах наибольшего сосредоточения промышленных предприятий.

Владимирская, Ивановская, Калужская, Кировская, Нижегородская, Рязанская, Тульская области, Республика Марий Эл и Удмуртская Республика – территории ныне входящие в зону обслуживания ПАО «МРСК Центра и Приволжья», тогда, в 40-е годы прошлого века, регионы с исторически сложившейся специализацией на производстве машиностроительной, авиационной, химической и металлургической продукции, с высокой концентрацией предприятий оборонного комплекса. В каждом из этих регионов в военные и послевоенные годы шла упорная борьба за сохранение и увеличение мощностей электростанций. Именно этой борьбе и посвящен данный раздел…


На территории нынешней Владимирской области в военные годы действовали десятки оборонных предприятий, наиболее значительные из которых находились в Коврове, который не зря называют «третьей оружейной столицей России». В их бесперебойной, не прекращающейся ни на минуту работе в течение всех четырех военных лет велика роль энергетиков, так как без электричества не мог работать ни один станок, ни один конвейер, не могла действовать электросварка и не горела бы ни одна лампочка…

Владимирский край по большей части был электрифицирован еще во второй половине 1920-х годов. В 1928 году вступила в строй Владимирская ТЭЦ мощностью 2500 кВт, ликвидировав «энергетический голод» в центральной части губернии. В Коврове в то время имелась небольшая электростанция мощностью в 116 кВт, которая использовалась по большей части для уличного и бытового освещения. Для снабжения электроэнергией ковровских предприятий без огран ичений в 1931 году была построена воздушная линия электропередачи Ковров-Вязники, по которой стала поступать электроэнергия от Нижегородской ГРЭС. В 1932-м. Ковровский район также был подключен к системе Ивэнерго (с 1929 года Ковров, Владимир и большая часть территории нынешнего Владимирского региона вошли в состав Ивановской области), благодаря чему смог получать электроснабжение от только что вступившей в строй Ивановской ГРЭС.

Для увеличения выработки электроэнергии в южной части Ивановской области планировалось к 1943 году пустить Владимирскую ТЭЦ № 2 с проектной мощностью 24 тысячи кВт, а также создать каскад из 5 гидроэлектростанций на Клязьме, из которых самой крупной должна была стать Ковровская ГЭС, с установленной мощностью 21,3 тысячи кВт. Строители уже выполнили значительный объем земляных работ, сооружая Владимирскую ГЭС у села Улыбышево, и Ковровскую ГЭС у поселка Пакино, но после начала Великой Отечественной войны эти объекты законсервировали, а в 1942-м окончательно закрыли.

После начала войны в пределах Владимирского края был проведен ряд мероприятий по защите объектов энергетики от нападения с воздуха, увеличению надежности работы оборудования, обеспечению бесперебойного снабжения потребителей электрической и тепловой энергией. Главными направлениями работы были защита электростанций и подстанций от бомбардировок путем их камуфлирования: возведение на видных местах ложных объектов для дезориентации воздушной разведки противника, срезка высоких частей дымовых труб, затемнение и прикрытие наиболее уязвимых частей зданий и агрегатов. Кроме того энергетики осуществляли формирование аварийного резерва оборудования и запасных частей, организацию автономного энергоснабжения от независимых генерирующих источников и прокладку дополнительных цепей питания, создание условий безопасности работы эксплуатационного персонала за счет строительства убежищ и санитарно-медицинских пунктов.

В годы войны, даже с учетом все возраставшего производства оружия, на ковровском «Государственном Союзном заводе № 2 имени К.О. Киркижа» в Коврове (нынешний завод имени В.А. Дегтярева), производившем значительную часть стрелкового вооружения для нужд Красной Армии, продолжались строиться новые цеха и корпуса, к которым сразу же подводились все необходимые коммуникации. Среди вспомогательных производств стабильно работала и энергетическая служба предприятия.

Бесперебойно обеспечивались электричеством другие ковровские предприятия, многочисленные госпитали и стратегически важные объекты — хлебозаводы, водозаборы, школы, клубы и больницы, а также жилые кварталы, в том числе места проживания эвакуированных граждан.

Энергетикам приходилось работать в очень сложных условиях. Из-за эвакуации ряда промышленных предприятий региона в восточные районы страны и демонтажа нескольких фабрично-заводских электростанций резко снизилось число действующих генераторов. Из-за недостатка жидкого топлива закрывались мелкие электростанции.

В связи с мобилизацией некоторых работников энергосистемы на фронт, многие оставшиеся в тылу были переведены на казарменное положение, широко применялось совмещение профессий. Когда приходил на ТЭЦ смерзшийся уголь, его приходилось взрывать. В 1943 году при ремонте воздушных линий электропередачи впервые стали проводиться работы под напряжением.

В военные годы значительно увеличилось число женщин, которые заменяли ушедших на фронт электриков и монтеров. В 1944 году число женщин-энергетиков там составляло почти 50%. На предприятиях энергосистемы была введена военная подготовка для всех: сотрудники проходили строевую подготовку и знакомились со стрелковым вооружением.

Несмотря на неимоверные трудности и лишения владимирские энергетики своим самоотверженным трудом внесли свой достойный вклад в обеспечении Победы. Многие работники нашей энергосистемы были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–45 гг.».

«Бесперебойно питать электроэнергией шахты, металлургические, авиационные, танковые, пушечные и другие военные заводы, неуклонно наращивать энергетические мощности — эта задача вдохновляла советских энергетиков в их славных трудовых подвигах на всем протяжении войны. Никакие трудности не могли сломить их волю. Патриотизм наших людей творил чудеса», — так в победном 1945-м писала о подвиге советских энергетиков главная газета страны «Правда». И эти слова в полной мере относились и к энергетикам Владимирской области.

Источник: «Призыв»

К началу Великой Отечественной войны электроэнергетика области находилась в состоянии дефицита. К лету 1941 года он составлял – 25 МВт. С наступлением немцев под Москвой в октябре 1941 года, город Иваново и прилегающие к нему районы были объявлены тыловыми районами фронта.

Сетевое предприятие того времени называлось «Ивэлектросеть» и входило в состав районного энергетического управления (РЭУ) «Ивэнерго». Перед сетевым предприятием стояла очень трудная задача: с минимальными потерями обеспечить надежное, бесперебойное электроснабжение работавших на оборону предприятий. Работать приходилось при дефиците запчастей и рабочей силы. Но, тем не менее, стабильное электроснабжение заводов и фабрик было обеспечено.

Коллективам электросетевых предприятий удавалось в годы войны не только поддерживать в рабочем состоянии линии электропередачи, но и строить новые. Так в 1943 году протяженность воздушных линий (ВЛ) увеличилась на 132,4 км за счет постройки новых: «Комсомольск - Нерехта», «Комсомольск – Иваново», «Шуя – Южа», «Иваново – Шуя». Для  надежного электроснабжения Горьковской энергосистемы была построена линия «Шуя – Южа» протяженностью 60 км. Межсистемная ВЛ была построена в рекордно короткие сроки – 2 месяца, с 31 октября 1942 года по 1 января 1943 года

Одновременно за счет установки дополнительных трансформаторов и синхронного компенсатора 7,5 тыс. кВА была увеличена мощность Ковровской подстанции.

Ивановская область к 1944 году была уже глубоким тылом, и постепенно переходила к мирной жизни. В ноябре 1944 года в «Ивэлектросети» была принята в эксплуатацию первая очередь Кинешемской подстанции. В городах восстанавливалось освещение улиц, светофоры на перекрестках. Но страна лежала в руинах. Требовалось топливо, требовалась электроэнергия, требовались рабочие руки. Дефицит мощности в области достигал 40 мВт.

Особенно тяжким положение с электрификацией было в сельском хозяйстве. Добиться даже незначительного увеличения производства сельскохозяйственных продуктов можно было лишь путем электрификации колхозов и совхозов области.

Докладная записка секретаря обкома тех лет содержала информацию и по сельской электрификации. В ней указывалось, что на весну 1945 года в Ивановской области было электрифицировано лишь 8% сельских хозяйств. В 1945 году этот вопрос планировалось разрешить путем постройки малых ГЭС и линий электропередачи от них к ближайшим населенным пунктам и сельхозпредприятиям. Три такие малые ГЭС на Нерли были построены, и внесли свою лепту в электрификацию сельской местности. Кроме них в Ивановской области того времени (вплоть до строительства каскада гигантских плотин и ГЭС на Волге) работало 37 малых ГЭС.

К началу Великой Отечественной войны в Калуге уже работала на полную мощность Городская электростанция. В сеть на одну систему шин были включены два генератора, вторая система шин получала электроэнергию от ТЭЦ Машиностроительного завода. Когда фашисты напали на Советский Союз, в ходе оборонительного этапа битвы под Москвой калужская земля практически полностью оказалась оккупирована противником. Электростанция работала до вступления немцев в пригород Калуги, и только 9 октября были остановлены машины, взорваны котлы.

При отступлении из города в конце декабря 1941 года гитлеровцы вывели из строя и ТЭЦ. Перед калужанами остро встал вопрос, как в кратчайшее время дать городу электроэнергию. 10 января 1942 года был восстановлен паровой двигатель на лесозаводе. Оттуда протянули кабель на Машиностроительный завод, где был обнаружен дизельный двигатель, изготовленный на этом заводе и забытый при эвакуации. Лесозаводскую станцию использовали как пускач. С запуском ТЭЦ Машиностроительного завода (31 января 1942 года) в освобожденный город вновь вдохнули жизнь.

Более серьезно обстояло дело с Центральной электростанцией в Калуге. Было сильно разрушено главное здание, паровые котлы и градирня. Только после войны, в 1946 году ценой неимоверных усилий удалось восстановить первый котел, а во второй половине 1947 года – еще один. Главное здание было восстановлено только в 1948 году.

Если Калуга была оккупирована немцами всего несколько месяцев, то южные районы нынешней Калужской области – около двух лет. В 1941 году оборудование подстанции в городе Людиново было полностью эвакуировано в Свердловскую область. За время оккупации вся система электроснабжения Людинова была разрушена. После освобождения города в 1943 году начались работы по восстановлению энергоснабжения завода и города. Уже в октябре 1943 года был пущен первый локомобиль мощностью 50кВт. К концу года второй - 75 лошадиных сил и летом 1944 года уже локомобиль на 225 лошадиных сил. Топливом для локомобилей были дрова. В это время велись также работы по восстановлению ВЛ.

Окончательное освобождение Калужского края произошло благодаря ряду наступательных операций советской армии, проводившихся в августе-сентябре 1943 года. 17 сентября калужская земля была полностью освобождена от немецких войск. Война нанесла огромный урон электрификации края. Восстановительный период был трудным: отсутствовал квалифицированный персонал. Но именно послевоенные годы стали точкой отсчета большой энергетики Калужской области.

С началом Великой Отечественной войны в Киров и область было эвакуировано 117 заводов и фабрик, среди них «Маяк», «Авитек», «Крин», «Сельмаш» и др. Нагрузки предприятий уже в 1942 году выросли по сравнению с 1940-м в два раза – с 19 до 40 тыс. кВт. В интересах обеспечения энергией оборонных предприятий по решению исполкома облсовета было произведено массовое отключение от электросети жилых домов.

Увеличение производства электроэнергии стало одним из самых важных вопросов для Кировской области. В связи с этим было принято решение подчинить энергетику Кирова не Наркомату коммунального хозяйства РСФСР, а Наркомату электростанций СССР. В феврале 1942 года оттуда в Киров прибыла комиссия, возглавляемая бывшим управляющим «Белорусэнерго» Яковом Хаймовичем Ботвинником. Уже через месяц он становится Управляющим кировским энергокомбинатом. Главным инженером стал В.И. Овчинников, коллега Ботвинника по «Белорусэнерго».

В начале 1942 года для срочного решения проблемы с энергоснабжением эвакуированных в область предприятий было начато строительство Кирово-Чепецкой ТЭЦ (Кировской ТЭЦ-3). Сроки были максимально сжатые, поэтому для их соблюдения применялись беспрецедентные меры. Например, согласно Приказу №96 по Кировскому энергокомбинату (от 1 сентября 1942 года), весь руководящий состав комбината, а также руководство ТЭЦ-3 и ГЭС-2 были переведены на казарменное положение. Покидать станцию можно было только с разрешения управляющего.

6 ноября 1942 года ТЭЦ-3 впервые выдала мощность в энергосистему по временной схеме. Это была большая победа энергетиков и облегчение для города Кирова.

Одной из срочных мер Ботвинника на новом месте стало выделение электросетей из состава «Энергосбыта» и превращение их в самостоятельное предприятие. Произошло это 1 апреля 1942 года. Решение было вызвано ростом городских сетей Кирова, необходимостью развития понизительных подстанций и строительства высоковольтных линий. Директором предприятия был назначен П.Н. Козин, главным инженером – Н.П. Медведев. В момент отделения электросетей на балансе нового предприятия находились две ЛЭП-35 кВ от ГЭС-2 до подстанции «Фидерная», подстанция «Фидерная» 35/6 кВ с закрытым помещением щита управления, на котором всегда дежурили два человека. В Кирове работали 57 ТП напряжением 6/0,4 кВ и 6/0,22 кВ, питающие кабельные и воздушные линии электропередачи 6 кВ и ВЛ более низкого напряжения. Персонал электросетей состоял из 40 человек.

Организация самостоятельного предприятия сетей положительно сказалась на надежности работы энергосистемы. 13 февраля 1943 года Кировский энергокомбинат в соответствии с Постановлением  Государственного Комитета Обороны реорганизован в Кировское районное управление электростанций и электросетей – «Кировэнерго».

В этот же день была включена в эксплуатацию первая в вятской энергосистеме ЛЭП 110 кВ Кирово-Чепецкая ТЭЦ - «Северная» подстанция. В число действующих вступила первая подстанция напряжением 110 киловольт - «Северная». «Фидерная» подстанция стала называться «Западной». Летом 1943 года подстанции «Северная» и «Западная» были связаны между собой ЛЭП 35 кВ через трансформатор 110/35 на «Северной». В годы войны были построены еще три линии электропередачи напряжением 6-35 кВ. Всего протяженность сетей с 1941 по 1945 год увеличилась более чем в два раза.

В послевоенные годы приоритетами в работе предприятия электрических сетей были усиление внутрисистемных связей, развитие узловых подстанций, обеспечение энергией торфодобывающих предприятий и р еконструкция городских сетей Кирова.

В первые дни войны руководство Марийской АССР приняло неотложные меры по переводу промышленности для работы на оборону. При этом огромное внимание уделялось размещению и скорейшему пуску предприятий, эвакуированных из западных областей страны. Реализация этих планов требовала скорейшего и очень существенного наращивания электромощностей.

К тому времени в столице марийского края – Йошкар-Оле действовала дизельная электростанция мощностью всего 1000 кВт. Вырабатываемой электроэнергии катастрофически не хватало для эвакуированных предприятий. А разработанный в начале 1941 года проект строительства электростанции мощностью 12000 кВт  в условиях военного времени был нереализуем.

Тем временем, фронт требовал помощи! Некоторые оборонные предприятия начали разворачивать в буквальном смысле слова под открытым небом. На землю выгружали станки с эвакуированных заводов, потом вокруг них возводили стены и накрывали крышей. И все это при острейшей нехватке рабочих рук (большинство мужчин ушло на фронт) и дефиците строительных материалов.

Чтобы решить проблему электроснабжения оборонных предприятий, было принято решение… фактически полностью снять бытовую нагрузку. В домах зажглись керосиновые лампы и коптилки. В сухих строках отчета того времени сообщалось: «…Потребность в электроэнергии коммунальных предприятий и бытовых учреждений города покрывалась не в полном объеме…».

Чтобы хоть как-то облегчить положение, Совет Народных Комиссаров СССР принял решение о строительстве в Йошкар-Оле временной паротурбинной электростанции мощностью до 6000 кВт. Начальником строительства назначили Ивана Наймушина.

Предстояло выполнить огромный объем работ, чтобы на пустыре возвести электростанцию, обеспечивающую электроэнергией не только военные заводы, но и бытовой сектор Йошкар-Олы. Уже к ноябрю 1941 года были проведены все подготовительные операции, и рабочие приступили к рытью котлована. В то время строительной техники не было, поэтому копали вручную. Землю вывозили на тачках и на носилках.

Параллельно решались вопросы о поставке оборудования для строящейся электростанции. Турбоагрегат эвакуировали из Полтавы, а паровые котлы демонтировали со   2-й ГЭС «Мосэнерго». Надо сказать, что практически все агрегаты и механизмы, поставляемые в Йошкар-Олу, к тому времени уже отработали 20-30 лет, имели солидный износ и некоторые ограничения в эксплуатации. Чтобы оборудование заработало, его предстояло отремонтировать и испытать…

Сохранившиеся архивные документы свидетельствуют о том, что местные жители делали все от них зависящее, чтобы ускорить строительство электростанции. Рабочим, которые ежедневно трудились по 11-12 часов, за счет резервов республики предоставлялось бесплатное второе горячее питание. Для доставки строительных материалов на стройплощадку жители окрестных сел и деревень отдали конные упряжки. Щебень и известь добывали на каменном карьере по Сернурскому тракту, песок везли из ближнего к Йошкар-Оле поселка Куяр, а древесина поступала с Нужъяльского лесоучастка.

Параллельно приходилось решать и острый кадровый вопрос. Комсомольцам республики был брошен клич – идти сначала строить станцию, а затем – работать на ней. И этот призыв получил горячий отклик. Шли в основном те, кто по возрасту не мог быть призван на фронт, – парни и девушки 15-16 лет. Многие из них приехали из отдаленных деревень и ни разу до того не видели не только электростанции, но даже паровоза. Добровольцев направили на учебу к электроэнергетикам Марийского целлюлозно-бумажного комбината, где действовала самая мощная в республике теплоэлектроцентраль.

Для обеспечения электростанции топливом построили железнодорожную ветку до Нужъяльского лесоучастка. Для заготовки дров мобилизовали сотни рубщиков леса.

Тем не менее, несмотря на все предпринимаемые усилия, строительство станции шло не так быстро, как хотелось. Лишь в июле 1943 года электростанция взяла сначала пробную, а затем, после устранения дефектов, промышленную нагрузку. Оборонные заводы получили дополнительные мощности. Час долгожданной победы стал ближе!

В начале Великой Отечественной войны промышленные предприятия, начавшие работать на фронт, требовали от Горьковской энергосистемы сотен миллионов киловатт-часов. Только за 1941 год потребление электроэнергии для нужд оборонной промышленности в регионе выросло на 15,6%. Основной задачей энергетиков стала бесперебойная подача электричества.

Главное проблемой в годы войны была нехватка людей. Несмотря на запрет призыва энергетиков в действующие войска, многие из них все-таки предпочитали сражаться за Родину на линии фронта. Рабочие на вахте стояли по 12 часов, а иногда и сутками. Но людей не хватало. Руководству ГРЭС пришлось принимать на работу людей без опыта и специального образования, в том числе стариков, женщин и детей. В течение войны на станции процент молодежи среди рабочего состава поднялся до 85-ти. На обслуживание агрегатов станции были направлены учащиеся ремесленного училища. В электро - и механическом цехах вместо мастеров 4-7 разрядов работали ученики ремесленного училища. На 40% сменился состав машинистов транспортного отдела, полностью поменяло рабочий состав зольное хозяйство. Из-за неопытности рабочих на некоторые участки приходилось направлять больше людей, чем там работало до войны. Так, вместо 87 человек кадровых бункеровщиков стали работать 165, вновь пришедших на станцию. Немногие оставшиеся квалифицированные рабочие направлялись на более ответственные посты. Старые производственники брали шефство над вновь пришедшими, обучали их, передавали свой опыт. Таким образом, основным видом обучения был индивидуально-бригадный. Летом 1941 года были организованы курсы по подготовке кочегаров, слесарей и других рабочих-специалистов. Всего работало несколько десятков курсов.

Известный советский писатель Сергей Баруздин вместо предисловия к своей книге «Повесть о женщинах» использовал полученное им письмо от Антонины Ивановны Ш. о том, как трудились в дни войны обыкновенные женщины на Балахнинской электростанции:

«Когда пришлось для электростанции выгружать цемент из баржи на берег, так бумажные кули были непосильны. Ноги под тобой гнутся, все тело в дрожи от тяжести. Пройдешь с кулем на спине по мостикам на берег, от тяжести даже глазам больно было, ломило.

...Возвращалась я очень усталой, страшно есть хотелось, а по карточке продовольственной как-то получалось три дня вперед перебор. Иногда даже случалось: тайком от хозяйки я вынимала у их собаки из банки отбросы гнилой или мороженой картошки и их ела. Раньше я никогда никому не верила, что можно спать на ходу, а вот тут научилась».

Тем не менее, перед энергетиками в годы войны стояла серьезная задача – не только сохранять работоспособность электросетевого комплекса, но и продолжать строительство новых энергообъектов. В 1941 году вступили в строй «Сосновская» и «Южская» подстанции и линии электропередачи к ним. В 1942 году была сооружена ЛЭП 110 кВ «Южа – Шуя». В начале 1943 года горьковские энергетики включили в координированную работу единой системы все заводские и фабричные ТЭЦ области. В конце 1944 года была введена в строй ЛЭП 110 кВ «Муром — Гусь-Хрустальный». Это были первые шаги по будущему взаимодействию Горьковской, Ивановской, Владимирской и Московской энергосистем. Это притом, что существующие объекты регулярно подвергались бомбардировкам со стороны немецких истребителей, и основной задачей энергетиков было быстро восстановить потери и восстановить энергоснабжение оборонных заводов.

В первые военные годы ремонтировать повреждения на станциях было очень трудно – запчасти и даже проволока были на вес золота. Однако энергетики смогли наладить собственное производство многих необходимых деталей, и к 1945- му году оборудование было модернизировано. Число аварий уменьшилось более чем в 50 раз. На подстанциях начали вводить автоматику.

Каждый новый объект давался энергетикам нелегко. Так, например, сорокакилометровую линию «Южа – Шуя» провели за сорок пять зимних дней по лесам и болотам. Новые линии и подстанции строили женщины, старики, подростки. Чтобы добраться до места работы, приходилось пешком преодолевать по несколько десятков километров. Обедом труженикам тыла служила печеная картошка, двести-триста грамм хлеба в сутки и то, что им удавалось вырастить на своих огородах. Люди неделями не покидали свои рабочие места, выстаивали смены по двенадцать-четырнадцать часов.

Послевоенная история развития нижегородской энергосистемы — это годы напряженного труда, связанного с пуском новых ТЭЦ и подстанций, с сооружением ЛЭП, строительством Горьковской ГЭС, электрификацией и теплофикацией промышленных предприятий и сельского хозяйства.

На следующий день после нападения Германии на Советский Союз, 23 июня, Указом Президиума Верховного Совета СССР Рязанская область была переведена на военное положение рязанские. Промышленные предприятия получили план эвакуации, значимые заводы и фабрики вывозились на Урал и в Сибирь.

Линия фронта подошла к Рязанской области через пять месяцев после начала Великой Отечественной войны. Осенью-зимой 1941 года в ходе Московской битвы Рязанская область стала ближайшим прифронтовым тылом, а затем - театром военных действий.

Несмотря на занятые фашистами районы вокруг областного центра, город жил и работал. Функционировали заводы и фабрики, которые выпускали одежду, продукты питания: «Все для фронта! Все для Победы!». Безусловно, все это было возможно благодаря трудовому подвигу рабочих и энергетиков.

В предвоенные годы и во время Великой Отечественной войны электричество для Рязани вырабатывала двухтрансформаторная подстанция напряжением 110 кВ, построенная в 1931 году. Единственным звеном в цепи энергоснабжения города от сети «Мосэнерго» оставалась линия электропередачи «Зарайск – Рязань». Но уже в 1944 году в Рязани на реке Ока началось строительство Кузьминской ГЭС – первой в области межколхозной гидроэлектростанции. По словам очевидцев, работа была очень тяжелая: за сезон ГЭС не успевали полностью достроить, а после весеннего половодья приходилось начинать возведение с нуля. Закончили строительство лишь после войны, в 1948 году.

После Победы над фашистской Германией в энергетику Рязани пришли многие ветераны Великой Отечественной войны, которые и в мирной работе проявляли такое же рвение и самопожертвование, как и на полях сражений.

Анатолий Михайлович Ковбаса ушел на фронт 17-летним юношей, а окончил войну в Германии в звании лейтенанта. За годы войны был дважды ранен, однако полученные ранения не смогли сломить его волю к победе. За проявленные в годы войны мужество и героизм Анатолий Михайлович был представлен к государственным наградам. В 1943 году награжден орденом Отечественной войны первой степени за участие в форсировании реки Пчел и медалью «За битву под Курском», в 1944 году – орденом Отечественной войны первой степени за участие в форсировании реки Одер. Анатолий Михайлович встретил победу под г. Росток 3 мая 1945 года. Орден Отечественной в ойны первой степени и медаль «За Победу над Германией» нашли своего героя в 1947 году. После войны Анатолий Михайлович остался в Советской Армии и в звании полковника был демобилизован в 1975 году. Работал в «Рязанских электрических сетях» «Рязаньэнерго» электромонтером в службе средств связи, зарекомендовав себя надежным и грамотным специалистом. 

В семнадцать лет – в 1943 году – ушел добровольцем на фронт и Василий Иванович Лунин. Участвовал в сражениях за освобождение Сталинграда. При расчистке города от мин получил тяжелое ранение ног. После госпиталя стал трудиться на Сталинградском военном заводе «Красный Октябрь». Работая мастером в мартеновском цехе в несколько смен, Василий Иванович, как и весь коллектив завода, в тяжелейших условиях выплавлял сталь, которая использовалась при производстве танков и самолетов. В 1945 году Василий Иванович был награжден медалями «За трудовое отличие» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В мирное время Василий Иванович продолжал трудиться на заводе, внося свой вклад в большое дело восстановления нашей страны из руин. После переезда в 1961 году в г. Рязань стоял у истоков «Рязанских электрических сетей», в то время – Рязанских высоковольтных электрических сетей «Мосэнерго», трудился в Рязанском управлении «Сельэнерго», впоследствии переименованном в Рязанские распределительные электросети «Мосэнерго», начальником службы по испытаниям и измерениям. Более четверти века отдал энергетике Василий Иванович, ответственно и со знанием дела неся трудовую вахту. 

Василий Григорьевич Хрипяков встретил войну 14-летним подростком. Не покладая рук, он работал в колхозе «Строитель социализма» Кораблинского района Рязанской области. С раннего утра до позднего вечера наравне с взрослыми выращивал и собирал урожай на колхозных полях. В 1944 году, в 17 лет, был призван в армию в авиационный штурмовой полк, дислоцировавшийся в г. Бердичеве, где и встретил долгожданную Победу. За самоотверженный труд во время войны Василий Григорьевич был награжден медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За победу над Германией», «За боевые заслуги» и другими.

После войны остался служить в армии в звании младшего лейтенанта, был демобилизован в 1962 году. Без малого тридцать лет отработал в «Рязанских электрических сетях» «Рязаньэнерго» в должности мастера центральной ремонтной бригады службы подстанций. Жизненный опыт, приобретенный в военные годы как в тылу, так и на фронте, дал Василию Григорьевичу настоящую закалку, выработал такие качества, как упорство, оптимизм, вера в преодоление трудностей. Поэтому в коллективе «Рязанских электрических сетей» его ценили, ему доверяли, прислушивались к его мнению. 

Война нанесла большой ущерб энергетическому хозяйству области. Основное оборудование электростанций и электрических сетей частью было демонтировано и эвакуировано в восточные районы страны, частью взорвано, чтобы не досталось врагу. Оставшееся оборудование и воздушные линии электропередач в период временной оккупации получили значительные повреждения.

В последних числах октября 1941 г. механизированные колонны Гудериана подошли вплотную к Туле.

«…Враг вышел на южную окраину города. Передовая линия фронта проходила непосредственно за Центральным парком культуры и отдыха через ликероводочный завод и территорию, где сейчас расположена подстанция 110 кВ «Перекоп». Весь город подвергался интенсивному артиллерийскому и минометному обстрелу. Самолеты врага систематически бомбили город. Были перерезаны все шоссейные и железные дороги…

В районе Тульских электросетей были подготовлены две грузовые машины ЗИС-5, в которые погрузили наиболее ценные приборы и аппараты лаборатории и службы релейной защиты, чертежи и схемы района, подстанций и кабельной сети города (для использования их при восстановлении) и довольно большой запас спецодежды, продуктов. Машины были выведены из города по Веневскому шоссе и оставлены на территории ПС 35 кВ Медвенка под охраной десяти работников электросетей.

Председатель городского комитета обороны – первый секретарь обкома ВКП(б) В.Г. Жаворонков, несмотря на крайне напряженную обстановку, дал указание отвести всех энергетиков с передовой, поручив им обслуживание и охрану энергетических объектов.

Особое значение приобрела в те дни линия электропередачи 110 кВ Кашира-Тула, по которой в Тулу подавалась электроэнергия, а также осуществлялась прямая телефонная связь городского комитета обороны и воинских частей, защищавших город, с Государственным Комитетом Обороны СССР и командованием Западного Фронта. Для этой цели на Каширской электростанции был осуществлен переприем линии связи на коммутатор Мосэнерго, на котором еще в начале войны был сделан прямой выход на коммутатор Государственного комитета обороны СССР. В период обороны города высокочастотный канал по линии электропередачи был единственной связью осажденного города с Москвой…» («Тульская энергосистема» Приокское книжное изд-во 1972 г. стр. 221, 224)

«В ноябре 1941 г. сложилось очень тяжелое положение. Тула была почти полностью окружена…Гитлеровцы заняли территорию, по которой шла линия. Поврежденная снарядами, она отключилась. Тула лишилась не только электроэнергии, но одновременно потеряла единственную связь с внешним миром, которая поддерживалась с помощью высокочастотной аппаратуры через высоковольтную линию…» (Газета «Вечерняя Москва» от 21 сентября 1966 г. статья «Нить жизни»).

На территории, занятой врагом, оказались ПС 35 кВ «Щекино», «Огаревка», «Болоховка», «Сухотино», «Синетулица», «Косая Гора» и «Киреевка». Подстанция 110 кВ «Новая Тула» подвергалась артиллерийско-минометному обстрелу. Мины и снаряды взрывались на территории подстанции, и это представляло особую опасность для работающего персонала, так как на ПС была завезена взрывчатка, которую разместили у наиболее важного оборудования и связали сетью бикфордова и детонирующего шнура. Выдержку и мужество проявили при работах на ПС «Новая Тула» начальник ПС Холин А.В., мастер Хохлов Н.М.,монтеры Прончев В.И., Козлов А.Д., Курганов А.М., работники стройгруппы Ильяков П.И. и Лавров И.Н.

Такая же сложная обстановка сложилась и на ПС 110 кВ «Старая Тула». Немногочисленный коллектив связистов бесперебойно обеспечивал работу узла связи. На щите управления неотлучно дежурил нач. ПС Крамаровский А.А и работники, которые помимо обслуживания и охраны подстанции, выполняли функции диспетчера электросетей.

Бесперебойно работала ПС 35 кВ Медвенка, обеспечивая энергией насосную станцию водозабора. Вода непрерывно поступала в Тулу, где она была крайне необходима для жителей, оставшихся в городе, для госпиталей и предприятий. В таких условиях трудился весь коллектив энергетиков.

Отвагу и самоотверженность проявили монтеры-линейщики Горбачев Г.Я., Архипов И.П., Боев Д.С., Очнев С.Ф., которые под руководством мастера Долгова И.А. в тяжелой фронтовой обстановке вели ремонт линии электропередач 35-110 кВ. Ремонтные работы велись и днем и ночью, иногда на «ничейной» земле - между расположением наших и немецких войск.

«… К ремонту приступили после боя, в ходе которого наши солдаты отбросили фашистов от линии электропередачи…» («Тульская энергосистема» изд. 1972г. с 225)

«Вражеским снарядом…было повреждено звено высоковольтной линии, идущей на Тулу. Это вызвало большую тревогу в Комитете Обороны. И вот наши летчики получили срочное задание: атаковать противника на участке, где повреждена линия электропередачи, оттеснить его оттуда и дать возможность электрикам устранить повреждение. Задание было выполнено…» (Газета «Ленинское знамя» от 20.10.1974 г., «Воспоминания командира 445-го истребительного авиационного полка В. Круглова…»)

Контроль состояния ЛЭП велся даже на территории, занятой врагом. К счастью, оккупанты не догадывались, какое значение имеет эта ЛЭП для обороны города Тулы. Однако наступил такой момент, когда снарядами была оборвана одна фаза ЛЭП непосредственно в расположении гитлеровцев, и, тем не менее, линия продолжала давать энергию по двум фазам осажденной Туле, а командование имело надежную связь с Москвой.

Большую роль в обороне Тулы сыграли связисты-энергетики. Помимо обеспечения связи городского комитета обороны с Москвой связь использовалась для информирования командования о передвижении воинских частей противника.

Что было особенно ценно - по уцелевшим линиям передавались донесения из-за линии фронта. Так, например, электромонтеры пункта Белолипки регулярно докладывали о состоянии дел в оккупированном врагом Алексине. О захвате города Щекино руководство узнало от дежурного монтера ПС Щекино Воронина И.В. Дежурный монтер ПС Сухотино Лебедев сообщал о передвижении немецких мотомеханизированных частей.

Наряду со своими прямыми обязанностями работники района электросетей в дни обороны города выполняли многие другие ответственные поручения Комитета обороны города. Так бригада электромонтеров во главе с Холиным А.В. вместе с персоналом патронного завода круглосуточно работала на восстановлении и пуске турбогенератора ЦЭС патронного завода, который ранее был демонтирован, но не отправлен в эвакуацию из-за окружения города.

30 ноября 1941 г. турбогенератор был включен на параллельную работу с сетью «Мосэнерго», а Тула получила резервный источник электроснабжения, достаточный по мощности для работы хлебозаводов, насосных станций и других жизненно важных объектов.

Последние выстрелы прогремели на окраине Тулы 14 декабря, а к 16 декабря был освобожден г. Щекино. Таким образом, вся зона Тульских электросетей была очищена от врагов.

Боевые действия нанесли большой материальный ущерб электросетевому хозяйству. Была полностью разрушена взрывом ПС «Болоховка», частично повреждено прямым попаданием авиационной бомбы закрытое распредустройство 35 кВ на ПС «Огаревка». Незначительные повреждения имели ПС 35 «Щекино», «Сухотино», «Синетулица». Оборудование ПС 110 кВ «Новая Тула» было частично демонтировано и эвакуировано.

В наибольшей степени пострадали линии электропередачи 110 и 35 кВ. Провода и тросы на ЛЭП были оборваны в 536 местах, приведено в состояние полной непригодности 26,2 км провода.

В Тульской городской кабельной сети пострадало 30 км линий низкого напряжения, 16 км кабелей 6 кВ и одно трансформаторное помещение.

Восстановительные работы начались сразу же после разгрома гитлеровцев под Тулой. Уже 17 декабря 1941г. началась работа по восстановлению ЛЭП 35 кВ «Старая Тула – Щекино». Южнее г. Тулы в районе деревни Басово монтерам-линейщикам приходилось раскатывать провода прямо по трупам убитых гитлеровцев.

Совет Народных Комиссаров СССР постановлением от 29.12.41г. обязал дать напряжение и обеспечить электроснабжение: городу Щекино – к 04.01.42г.; поселку Болоховка и городу Сталиногорску – к 15.01.42г.; восстановить ПС «Болоховка» на напряжении 35 кВ – к 20.02.42г. и линию 35 кВ «Болоховка – Огаревка» – к 2.02.42г.

Все установленные Правительством сроки коллективом Тульских сетей были выполнены в срок. Большую роль в восстановлении сетей сыграл Васильев А.А., назначенный в конце 1941 года главным инженером 9-го района ВВС Мосэнерго. Уже в 1942 году удалось восстановить ПС «Болоховскую» с мощностью трансформаторов в 2 раза большей, чем до взрыва, а также увеличить мощность (по сравнению с довоенной) ПС 35 кВ «Щекино». Потребовались огромные усилия для того, чтобы окончательно ликвидировать последствия разрушений и сохранить надежность электроснабжения оборонных заводов и угольных шахт. Это было крайне необходимо, т.к. до 1943 года Донецкий бассейн оставался в руках фашистов.

Все наиболее ценное оборудование (импортные панели релейных защит: французских (СДС, КХАР) и американских (Вестингауз), все комплектующие щита управления РУ 6 кВ, а также частично РУ-110 и 35 кВ ПС Новая Тула) было демонтировано и отправлено в эвакуацию. 20 вагонов с имуществом сетевого предприятия были вывезены с эшелонами оружейного завода в Златоуст и с эшелонами завода «Новая Тула» в Новосибирск.

Поэтому уже весной 1942 года встал вопрос о розыске и возвращении отправленного на Урал и в Сибирь оборудования. Для этой цели Сорокин В.И. отправился в командировку и сумел разыскать эвакуированное оборудование, чтобы организовать его отправку в Тулу.

С окончанием Великой Отечественной войны перед коллективом Тульских электросетей встали задачи по восстановлению и дальнейшему развитию предприятия. Война причинила электросетям большой материальный ущерб. Резко сократились объемы капитального строительства. Оборудование линий и ПС работало с перегрузкой. Электрические сети, поврежденные во время боев под Тулой и восстановленные в кратчайшие сроки, нуждались в капитально-восстановительном ремонте.

В 1945 году начальником района назначается Ильевский М.А., который начинает работать в команде с главным инженером Холиным А.В., с Дмитриевым П.П.(нач. службы релейной защиты), Леваковым А.Д (нач. службы связи)., Долговым И.А. (нач. службы ЛЭП), Константиновым В.И. (нач. ТКС). Эти люди и организовали работу коллектива по решению послевоенных производственных задач.

В первые же месяцы после начала Великой Отечественной войны Ижевск был забит до отказа эвакуированными из западных областей СССР оборонными производствами и целыми заводами.

Город-завод ежедневно поставлял фронту стрелкового оружия на целую  дивизию. Начинался массовый выпуск пулеметов «Максим», противотанковых ружей, авиационных пулеметов и пушек. Десятки новых серьезнейших производств требовали электроэнергию для своих станков. Во всех школах разместились госпитали, которым также было необходимо электричество для проведения операций. 

За годы войны на ИжТЭЦ были коренным образом реконструированы и увеличены в мощности котлы. За военный период выработка электроэнергии  выросла на 51%, пара – на 75%, что позволяло бесперебойно снабжать завод и город электроэнергией и технологическим паром. К концу войны энергетики достигли рекордной выработки – 230 миллионов кВт.ч.